Наша школа Пресса о нас Наши книги Новости Галерея Контакты
 
 
 
 
    ОБРАЗОВАНИЕ:
ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО
    Как звали маму Персея?
    
     Если бы я был велосипедом, написал в сочинении шестилетний мальчик, на мне бы катались. Мне было бы тяжело, но я всё равно возил бы людей. Его ровесница представила себя подушкой для иголок: она лежала бы на балконе и… ржавела. То отрывки из произведений учеников Е.Н. Бахтиной, основателя и руководителя оригинального дошкольного образовательного учреждения. Елена Николаевна – математик, более 10 лет проработавшая на оборону страны. Она вкратце рассказала нам о своей жизни в течении двух последних десятилетий. Частной школе пошёл двадцатый год, появилась она в разгар перестройки и, как многие начинания того времени, изначально создавалась просто для адекватного заработка. Но – обо всем по порядку.
     В конце 80-х годов прошлого века оборонщикам пришлось туго. Оставшиеся после тотальных сокращений специалисты стали получать чисто символическую зарплату. Поэтому нашей героине не нужно долго вспоминать, когда она решила круто изменить свою жизнь. В семье двое сыновей, и они не должны зависеть от превратностей судьбы. Сначала шила оригинальные детские вещи, друзья разбирали их с удовольствием. Но не каждый может брать с друзей деньги, Елена Николаевна – в их числе. Так что если бы друзья оказались чуть вдумчивее, никогда бы свет не увидел написанного от руки, наглого, по словам его автора, объявления: «Опытный репетитор занимается математикой».
     Оплата занятий – в разы меньше, чем в то время по Москве. Первый контингент, пришедший за знаниями: двоечники 8-9 классов. Выявила их «белые» пятна. Домашних заданий, как и сейчас, не было, всё учили при ней. В общем, написала им Е. Н. Бахтина схемы, вместе их выучили, а потом стали решать задачи. Вскоре выяснилось, что научить математике легко, куда сложнее двоечнику стать отличником. Подняться на новый уровень и удержаться на нём – вот где высший пилотаж. Получили ребята несколько пятёрок, и у них начался психоз, они не выдержали нового отношения к ним родителей и одноклассников. Стали скатываться, пропускать занятия…
     Но слух о недорогом репетиторе уже разнёсся, и двоечники прибывали. Поэтому работа продолжалась, а чтобы дети (их стало много) не впадали в ступор от результатов, цель занятий была обозначена довольно примитивно – просто исправить двойки. Дети задачи решать не могла, потому что не в состоянии были их сформулировать. Только после предложения сформулировать задачу вдумывались в её смысл и начинали что-то предпринимать. Это у них сказывается привычка к заданиям, где указаны время, расстояние или скорость, поняла Елена Николаевна; проще простого поставить часть из них в известную формулу, вот и всё решение.
     Здесь самое время сказать о том, что Бахтина относится к той категории людей, которая убеждена, что ум в порядок приводит именно математика, а основная задача этой дисциплины – тренировка мозга. Взрослые так тщательно оберегают детей от любых внешних воздействий, что их мыслительный процесс может поддерживать до поры до времени только математика. Нужно научить ребёнка объективно себя оценивать, чтобы он зря не потратил свою жизнь. А для объективной оценки необходимо себя познать, что может сделать только мыслящий человек.
     Однако вернёмся к двоечникам 90-х годов. Они стали решать много задач, требующих осмысления. Подросткам стало интересно, одну-две задачи решили, значит, нужно ещё и ещё. Такой детский хватательный рефлекс. Дело было поставлено на поток; неважно, сколько задач решил, главное – исправить двойки. Этим детям уже было легче, потому что сверхзадачи перед ними не ставились. А вот их репетитору пришлось расширить сферу своей деятельности. Потому что однажды к ней пришла женщина и попросила научить её дочь читать. Лена Бахтина клянётся, что не увидела в этом визите ничего судьбоносного. Читать, так читать. Неужели это так трудно?
     Выучили буквы, потом слоги. А вот букварь того времени, по мнению репетитора, никуда не годился. Стала сама писать на пластике (такие дощечки как раз появились) – ма-ма, Ма-ша, ма-ши-на. Потом – другие слова, а к ним свои пояснительные рисунки. Научилась девочка читать. Пришли учиться чтению десять человек, потом ещё больше. Постепенно шестилетки вытеснили старших. Затем появились пятилетние дети, следом – их младшие братишки и сестрёнки. И вот читать и писать уже учатся двухлетние дети. Елена Николаевна считает, что этот процесс «омолаживания» шёл сам по себе, постепенно и совершенно естественно. Зато другой процесс – создание учебной литературы – вызван, по её мнению, крайней в том необходимостью. Для обучения по-новому нужны другие учебники и пособия.
     Так вот, когда место подростков заняли ребятишки младшей группы детского сада, у нашего преподавателя, работающего по собственной системе дошкольного образования, уже имелись буквы. Ещё не типографское тиражирование, а вырезанные во время летних каникул из цветного картона и коробок из-под конфет тысячи силуэтов. Были прочитаны и изучены массы учебной литературы. Ведь нельзя сказать, что методик в то время не было, дело в том, какими они были. Пояснения – зависимости, помогающие быстрее запоминать буквы, случалось, озадачивали даже взрослого человека. К примеру, буква «З» - наручники, звонко звенящие; «Е» - язык, прижатый к верхней губе; а «Ц» - профиль балкона царя. Понятно, что было необходимо (одно из любимых слов нашей рассказчицы) создавать свои зависимости.
     Буквы выстроились не сразу. «А» - мгновенно: - ребёнок говорит А. «В» не шла – не варежка, не очки. Потом как озарило – вкусная буква! Они же маленькие, значит, для ассоциации рисуем виноград апельсин, мороженое… Обо всех буквах алфавита говорить не будем, остановимся на той, которую, как оказалось, дети любят больше всего. «П» - папа подарки принёс. Какие маленькие трагедии разыгрывались в семьях из-за бумажной буквы на ножках. Надо заметить, что сидят или полулежать дети на занятиях, как им удобно, важно, чтобы не было искривления позвоночника. А в школе, по уверению Елены Николаевны, умному и воспитанному ребёнку скучно не будет, он всегда найдёт, что почерпнуть на уроке. Пусть он быстрее всех прочтёт рассказ, решит задачу, напишет сочинение. Привыкший с самого раннего возраста трудится не будет тратить время даром.
     … Елена Николаевна любила наблюдать, как дети выбирают себе буквы, которые она вырезала для них летом. Одни просто хватали их, сколько руки могут удержать, другие выбирали более яркие буквы, третьи – спокойных цветов. В такие моменты можно очень много узнать об этих детках. Но далеко не всё. И потому, когда через месяц некоторые из них стали возвращать буквы и говорить, что не будут больше ходить в школу, пришлось потребовать разъяснений. Оказалось, что всё было настолько просто, насколько и гадко. Мой папа не безголовый, возмущался один малыш. Это бабушка-тёща надоумила ребёнка пристальней присмотреться к любимой игрушке-букве. Она сказала: надо же, у всех папы с головой, а твой безголовый. Мне не нужно много пап! – кричал другой ребёнок. Здесь постаралась уже бабушка-свекровь, увидев у внука несколько разноцветных букв. Что-то у тебя много пап, заметила бабуля. У всех мам по одному папе, а твоя-то какая…
     Взрослые люди, похоже, не понимали, как они терзают своих, по большому счёту, любимых внуков. И малыши сами находили выход из неприятной ситуации: таких разговоров в доме не будет, если вернуть буквы и перестать ходить учиться. Елене Николаевне приходилось принимать решения, что называется, сходу. Одному ребёнку она сказала, что не умеет рисовать головы, и сразу продемонстрировала свои якобы способности. Ребёнок успокоился: да, его папе такая голова ни к чему. Второй крохе она объяснила, что это не пап много, он – один, но в разных костюмах. Понятно, что Бахтина боролась в первую очередь не за посещаемость. Так что учительнице постоянно нужно быть в тонусе, чтобы выдерживать моральные нагрузки и перегрузки.
     И ещё, для семьи немаловажно, что ребёнок учится за деньги. И учатся малыши по-разному, потому деньги за них заплачены разные, в зависимости от семейного достатка. Понятно, что сумма для всех обозначена одна и та же. Но кто-то деньги занял, кто-то отдал последние, кто-то десятую часть своей зарплаты. А кто-то в ресторане за вечер больше оставляет. И дети об этом знают. А если ещё и получается, что и результат обучения разный, то тут необходима предварительная общая адаптация детей к атмосфере их первой школы. Каналы информации у детей могут быть закрыты. Нужно их открывать – это задача учителя. Дети не подбираются специально, они разные: милые, разговорчивые, шкодливые. Но они помногу работают, добиваются поразительных результатов (об этом – ниже). Все любят детей, но любить их и профессионально с ними заниматься – дистанция огромного размера. В любом деле важен профессионализм. Доброта и человечность нужны, но профессионализм они не заменят.
     Букварь Бахтиной уже прошёл апробацию не на одной тысяче детей. Есть положительные отзывы известных специалистов, уважительное изумление иностранных делегаций. На книжных выставках-ярмарках он, как и учебник математики Е.Н. Бахтиной, постоянно находится в числе лидеров продаж. Любой взрослый, в том числе и не имеющий специального или высшего образования, может с его помощью за один месяц научить ребёнка считать. Это радует автора, и даже она сама, человек самокритичный, считает, что букварь пока совершенен. Чего она не может сказать об учебнике мифологии, написанном 10 лет назад.
     Прошло время, и появилась не только новая реальная информация (а она для современного человека, по мнению Е.Н., - основное богатство), но и новые возможности для её отображения в книге. О своеобразной подаче мифологических образов малолетним детям стоит поговорить основательнее. Таким образом они привыкают к другому языку, овладевают небытовой информацией; это связь с историей, хорошее подспорье для гуманитарного образования. Ребятам не сообщается, например, что – это «Илиада», они запоминают изображение героев и их взаимосвязи. Знают, кто оседлал Пегаса, кто победил медузу Горгону, кто такие аргонавты, как зовут родителей Персея. Потом практически в любом музее ребёнку все экспонаты кажутся старыми знакомыми, он не обрушивается обилием красок и информации на малыша, не давит.
     Елена Николаевна разработала программу по письму и готовит книгу: нужно, чтобы текст звучал; дети такие чистые и тексты должны им соответствовать. Пятнадцать тетрадей, в первой - соединение букв. И пусть они потом не будут соединять буквы, но будут знать, что такое правильное соединение. Две тетради печатного текста должны списать. Письмо используется для того, чтобы научить детей много и качественно работать. За количеством написанных текстов появится и качество написания. Руки при этом устают не больше, чем при рисовании. Есть пять тетрадей на безударные гласные: столбик с дырочками, нужно вставить нужную букву, рядом – проверочное слово. Так закладывается грамотность, и мозг тренируется. Математика учит мыслить, а письмо – правильно выражать и фиксировать мысли. Неверно зафиксированная мысль мертва. А вместе они плюс чтение, причём всё в большем объёме, учат малыша много работать и находить в этом удовольствие. Потому и не удивительны для этой школы сочинения, с которых мы начали наше повествование. Потому и оказываются эти дети подготовленными к жизненным перипетиям.
     Однако, несмотря на стабильное положение и успешность своего учебного заведения, Елена Бахтина сетует: если бы собиралась с самого начала создавать школу. Многое сделала бы по-другому, а так – всё по сплошной необходимости. Что ж, настоящий учитель всегда наиболее требователен именно к себе.
 
Наши книги
Таблица умножения
М.: Школа Гениев, 2007
Наше видео
Ученики Школы Гениев
Аксессуары
Портфель детский

facebook в контакте одноклассники YouTube