Наша школа Пресса о нас Наши книги Новости Галерея Контакты
 
 
 
 
    «ДИАЛОГ ЖЕНЩИНЫ»
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЖЕНСКИЙ ЖУРНАЛ
    Под сенью звёзд.
    
    … Дэнис принёс своей русской учительнице большой целлофановый пакет шоколада и шикарнейший букет гладиолусов. И всё время – от «Hello» до «bye» - этот тринадцатилетний парнишка места себе не находил. Ему чертовски не хотелось расставаться с Еленой Николаевной, но полтора месяца закончились и надо было возвращаться домой, в Лос-Анджелес.
     Это было довольно странно – на улице асфальт плавился от июльского солнца, а он, Дэнис, каждое утро торопил своего профессионального шофера, чтобы ровно в десять, и ни минутой позже, прибыть на занятия. Какие ролики, бассейны и компьютеры, когда четыре часа, совершенно непохожих ни на что занятий по математике пролетали как один, насыщенные до предела совершенно новой для него наукой?! Нет, у них, в частной школе на Беверли Хил, алгебру и геометрию так не преподают. Там все узко специально и дозировано, от чего головы учеников напоминают несложные ЭВМ первого поколения, когда заложенная информация по мере необходимости выдаётся безукоризненно чётко и быстро, но при этом весь мыслительный процесс, протекая последовательно, заканчивается там, где программист – учитель решил поставить точку…
     Человеку неискушенному Дэнис мог бы показаться хорошо развитой личностью. Он весел, раскован, смышлён. У него всё нормально с физическим здоровьем. Он предельно исполнителен и правильно целеустремлён. Любит компьютер и готовит себя к карьере бизнесмена. Одним словом, Дэнис – дитя Америки конца ХХ века. Но только той Америки, в которой система образования сориентирована на подготовку хорошо обученного обслуживающего персонала, составляющем сегодня до 90 процентов населения страны. Но какой же из Дэниса – исполнитель? Нет, он должен стать творцом своей идеи, который на два – три порядка вперёд почувствует удачу и, следовательно, формулу «деньги – товар – деньги» применит своевременно и правильно. Иначе крах. Но распознает ли он этот момент истины, когда подготовка в школе так упрощена?! И выдержит ли он суровые вступительные экзамены в колледж, поступить в который отважится не каждый? Ведь до сих пор он никогда не прыгал чёртиком от однажды открывшейся ему алгебраической головоломки…
    
     Елена Бахтина, астрофизик и преподаватель лицея «Будущие гении», давшая стране сотни необыкновенных ребят, с трехлетнего возраста обучив их чтению, письму, основам элементарной математики в душе неисправимый романтик. Когда на небе зажигаются звёзды, ей хочется писать стихи или вновь полистать странички собственной «Книги звёзд» и внести дополнения. Но труд, получив гриф Министерства образования России и рекомендованный в качестве учебного пособия в средней школе, издан и уже продаётся в магазинах.
     Настроение Елены Николаевны мне было приятно. К звёздам сегодня люди относятся по-разному. Кто-то с восторгом открывает для себя ночные бриллианты Млечного Пути, а кто-то доволен тем обстоятельством, что примерно в 50-ти процентах общеобразовательных школ из программы исчезла астрономия, и эту нишу можно заполнить чем-нибудь другим. Для детей и взрослых космос населился мульти- и киномонстрами, а чаша «звёздных весов» легко поддалась натиску астрологов и их почитателей.
     Но для Елены Николаевны, астрофизика по образованию и в недавнем прошлом старшего научного сотрудника космического «почтового ящика», после сокращения штатов мир не рухнул. Поэтому, «спустившись с неба на землю», она освоила мирную профессию – стала заниматься с отстающими детьми, что жили от неё неподалёку. В первый год это были 74 двоечника, для которых жизнь к окончанию школы опротивела до предела. Из-за жутких пробелов в начальной школе им не давались ни алгебра с геометрией, ни физика, ни другие точные науки.
     – Уже с первого урока я поняла, насколько опасно положение этих ребят. Они не знали элементарного – таблицы умножения, а их дотянули до 10-го класса. Понимаю, для местных школ всегда нужна была хорошая статистика, но как же сами дети, у которых впереди целая жизнь? Как они могут идти в неё ущербными и закомплексованными? И вот тогда мы взяли учебники 1, 2, 3, 4-й классов и за две с половиной недели постарались форсировать арифметику, где было около двух тысяч задач и примеров. После этого взрослые мальчишки и девчонки стали считать в уме всё, что попадало под руку – от семерки чисел телефонных номеров, которые моментально складывались в сумму, до произведения цифровой четверки на номерах проезжающих машин. Скоро этот тренинг дал свои результаты. Ребята втянулись, и тогда гимнастика ума потребовала более сложных операций. Каждые два часа занятий – двухнедельный объём очередного учебника алгебры с доброй сотней примеров и задач, формул, теорем. И хоть бы кто при этом пикнул! Вот так мы и добрались до десятого класса. Все остались живы, здоровы, даже повеселели, когда на выпускных экзаменах получили твёрдые четвёрки. Только вот у меня впервые стали сдавать нервы. Решила – хватит, надо основательно готовить детей к школе, чтобы таких авралов больше не повторялось.
     – И вы создаёте собственный лицей для трехлеток? – спрашиваю я.
     – И называю его «Будущие гении», - смеётся Елена Николаевна.
     – Что же в этом названии было больше всего – многообещающей рекламы или серьёзных обязательств перед детьми и их родителями?
     Елена Николаевна немного обиделась на этот мой вопрос, потому что никогда и никому не давала пустых обещаний.
     – За семь лет я подготовила около восьмисот человек, которым сегодня легко учиться. А что же касается слова «гении», то я хотела бы напомнить уже известное. Вообще-то гении – это один процент таланта и девяносто девять процентов трудолюбия. Поэтому всем маленьким детям данный свыше талант надо развивать с помощью умственного труда как можно раньше. Но они одновременно и чистый лист бумаги, который взрослые должны заполнить знаниями. И лукавят те, кто утверждает, что ребёнок должен «сам соображать». . – Нам всегда будут нужны только думающие и глубоко мыслящие профессионалы».
    
     Сегодня я по-прежнему учёный, который своим, особым образом «препарирует» мир и открывает законы. И часто твержу себе, мол, взялась за гуж, не говори, что недюж. Изобретай свой, оригинальный «велосипед» - свою методику, учитывай все плюсы и минусы в работе. Сейчас вспоминаю первые шаги и остаюсь довольной, что всех своих маленьких гениев я сразу же освободила от жёстких школьных условностей и железной дисциплины. Вся внутренняя энергия – только на изучаемый материал. На материал многогранный, очень интересный и захватывающий, где есть место более сложным понятиям, чем упрощенным игровым ситуациям.
     – С чего всё началось? – интересуюсь я, разглядывая фотографии крох-учеников, которым, судя по настроению. Схваченному фотографом. Нравилось в тот момент заниматься серьёзным делом.
     – Прежде всего, с разговора о том, что человек – это часть природы, и что в этом мире он занимает почетное место по праву, потому что в отличие от других живых существ на планете Земля, обладает разумом, осознанно принимает те или иные решения. Для трехлеток эти сентенции были максимально упрощены и сложная наука жизни открывалась им с простого – с самого ребёнка. Посмотрите, говорю, у вас есть ноги, руки. Они помогают вам в жизни, чтобы бегать, держать ложку или красиво рисовать. А ещё у вас есть голова, которую мы должны заставлять постоянно работать, как руки и ноги. Нужно всё время думать.
     В отличие от школы, где первые сведения о буквах дети получали в игровой форме и форме наглядных картинок, я вручала лицеистам конверты с тридцатью тремя буквами, где на каждой был, придуманный мною, «овеществлённый» материал. Буква Н – на перекладине с кусочком нитки, Р – с плавниками рыбы, З обзавелась заячьими ушами и т.д. В результате для ребёнка каждая буква обрела свой образ, её имя стало чётко и незыблемо – эн, эр, зэ, как и имя сидящих рядом девочки или мальчика. В моей системе никогда не уходили на второй план ни личности детей, ни образы изучаемых предметов. А ведь в школе несчастная буква А на веки-вечные останется автобусом или арбузом, и для её «переделки» потребуется много времени, умственной энергии, изрядного количества нервных клеток. Вот вам первая школьная заминка для ребят, которые сегодня не стесняются громогласно заявить, например, с экрана телевизора, что терпеть не могли учиться в школе.
     А тем временем мы постепенно входим в мир науки, перебросив мостик от простейших антропологических знаний к окружающему миру, к астрономии. И нужно видеть десятки заинтересованных глаз, когда малышам даю мультики о древнегреческих персонажах звёздного неба, а от слайдов и видеофильмов о настоящем «живом» космосе у детей постарше просыпается огромное желание знать ещё больше.
     Но всё это, так сказать, предтеча к самому главному в нашей учёбе – математике, которая единственная из всех наук способна научить именно мыслить. Во всех остальных случаях работает только память – история, языковые предметы, литература, и нам, взрослым, остаётся только помочь ребёнку разложить информацию по полочкам. Каждую новую задачу мы открываем, как интереснейшую книгу, где есть собственные правила игры, не похожие на предыдущие. В основе этой интеллектуальной работы – та самая арифметика, которую сегодня пытаются вытеснить из школьной программы, заменив классику абстрактно-машинным методом: две клеточки вниз, три вверх, раскрасить пять листочков красным, а четыре жёлтым - И каковы они сегодня – ваши гении, будущие профессионалы?
     - Говоря о самых маленьких, с которыми начинали год назад, с радостью хочу сообщить, что с 60 – 70ю страницами из самой первой нашей книжки «Капельки солнца» мы справляемся за два академических часа. При этом я никогда не даю домашних заданий, а родители рассказывают, что дома их чад нельзя оторвать от детских книг и взрослых журналов, где печатаются интересные картинки. О природе, например, или что-нибудь из археологии или искусству.
     Есть успехи и у взрослых ребят, кто пришёл в лицей с четвертными и годовыми двойками. Павел Королёв, например, сегодня студент Нью-Йоркского университета. Михаил Самушев уехал с родителями в Японию, и там успешно сдал экзамены в Токийский университет.
     - Елена Николаевна, нередко приходится слышать разговоры специалистов насчет раннего образования, которое якобы, представляет угрозу для неокрепшего детского организма – нервные перегрузки, стрессы и т.п. Ваше мнение на этот счёт.
     - Прежде чем ответить на ваш вопрос, я хотела бы предложить вспомнить имена российских гениев – Пушкина, Лермонтова, Толстого… Кому из них помешало раннее домашнее образование? А взять Моцарта. Если б не многочасовое музицирование с трёх лет, то неизвестно, состоялся ли бы великий композитор. Поэтому хочу заверит, если замочек и ключик филигранно подходят друг другу, ларчик необычных способностей обязательно открывается. У моих детей это происходит с завидным постоянством.
     - Елена Николаевна, а почему же именно астрономию вы поставили в один ряд с математикой, чтением и письмом?
     - Простите мою бестактность отвечать вопросом на вопрос, но ответьте мне, почему Екатерина II, когда составляла перечень необходимых внуку предметов, на третье место после математики и русской словесности определила науку о звёздах? – и, не дожидаясь моего ответа, сказала – Да потому, что эта образованная женщина считала именно астрономию великой наукой. Уже в XVIII, когда открытия учёных лишь только обозначали контуры современных знаний, она поняла их прогрессивное значение… Для нас же астрономия – это предмет, который наиболее близок к античным мифам и легендам. Следовательно, когда мы изучаем окружающий мир, то «убиваем несколько зайцев». Мои ребята знают, что древняя эпоха обогатила классическую музыку, театр, живопись, скульптуру. Наберётся ещё с десяток видов искусств и наук, которые мои ученики потом будут изучать с великим удовольствием. В подарок им – моя «Книга звёзд», где в доступной форме рассказывается о 88 созвездиях.
     - Мне кажется, что вашим ученикам крупно повезло, ведь вы настоящий астрофизик. Наверно для них после античности наступит эра серьёзной научной астрономии?
     - У каждого свой путь. Если по-настоящему влюбятся в звёздное небо, то физика Великого космоса для них откроется обязательно. Но для маленьких пока - только звёздные мифы. Они – прочная база будущих знаний, поистине чудесная находка, как материал, общепринятый во всём цивилизованном мире. Античность, как и христианство, - столпы мировой культуры.
     Ведь в семь лет ребёнок попадает в школу, которая, в силу обстоятельств, вносит в свой отпечаток в его внутренний мир. Я считаю, что не только в школе, но и во всей остальной жизни человек должен сам осмысливать всю поступающую информацию. За 2-3 года до школы, научившись читать, он уже успевает узнать массу книг и его не собьют с толку комиксы и «кастрированные» мифы. Не зря же говорили древние, всегда и во всём защищай себя умением и знанием…
     Каждое дитя доверчиво и беззащитно, поэтому взрослые обязаны дать знаний намного больше, чем потом будут спрашивать. Но для этой титанической работы нужны прежде всего знания, которые объяснят, что «Milki Way» - это Млечный путь, имя нашей Галактики, а не телевизионная реклама суфле в шоколаде, а «Геркулес» - это не только овсяная каша, но и мифологический герой, совершивший 12 великих подвигов.
    
     Все точно также, как и в подворотнях окраин Лос-Анджелеса. Дэнис ехал и ругал себя последним дураком, потому что так мало получил от русской «мэм» чудесных уроков. Взять хотя бы теорему Пифагора – «квадрат гипотенузы», логику которой он смог наконец уяснить Дак, теперь у него вся геометрия в кармане! Жаль вот только время, упущенное до этих занятий. Для Дэниса оно уже давно означает деньги. Попробовал бы в Америке так раскачиваться! Да ни за что. В Американском обществе давно стало незыблемым – чёткий расчёт и действие, направленное точно в цель. Единственное, что облегчало в тот день душу мальчика, - это согласие мамы на его рождественские каникулы в Москве. А он-то теперь знает, как распоряжаться временем.
 
Наши книги
The American way of
multiplication
М.: Школа Гениев, 2004
Наше видео
Тайны звездного неба
Аксессуары
Портфель детский

facebook в контакте одноклассники YouTube